All-Pages.com
Москва
Новости и события
Культура и искусство
Актеры театра и кино

Любовь Толкалина: я не похожа на себя на телеэкране
В детстве Любовь Толкалина мечтала о спортивной карьере и долго занималась синхронным плаванием, но судьба привела её во ВГИК, где она нашла не только своё призвание актрисы, но и любовь в лице Егора Кончаловского. Толкалина не раз снималась у мужа, и эти роли были одними из интереснейших в творческой биографии актрисы. Но это отнюдь не означает отсутствие хороших ролей у других режиссеров, каковой несомненно станет работа Любови Толкалиной в фильме Константина Максимова «СМЕРШ-XXI».

В фильме «СМЕРШ-XXI» вы играете роль убийцы, что сильно отличается от вашего привычного амплуа положительной героини.

Странно, а мне всегда казалось, что моё привычное амплуа - это женщина на грани нервного срыва. Роль в «СМЕРШЕ-XXI» - роль на сопротивление. Героиня абсолютно владеющая собой особа. И даже не только собой, а еще несколькими видами оружия и чужими судьбами. Она абсолютно самоуверенна, а самоуверенность мне не близка.

Вы будете выполнять какие-то трюки? Драться?

Увы и ах! Хотя я готовилась, тренировалась в зале. Я должна была драться в маленьком эпизоде, и здесь решили, что лучше это сделать дублерше. Она у меня красавица, работает в цирке, воздушная гимнастка. Дублировала Настю Заворотнюк в «Коде Апокалипсиса». Мне любопытно, когда она будет выполнять на экране трюки, все будут думать, что это я! (смеется).

Было что-то сложное в физическом плане для вас на съёмках?

В картине есть сцена, когда мою героиню убивают. Необычное совершенно ощущение - утром проснуться и осознать: «Ну вот, сегодня меня будут убивать». Смерть я придумала себе сама. Я вообще очень часто себе что-то придумываю, а потом от этого страдаю. Убивали меня жестоко. Человек огромный - больше, чем даже Дмитрий Назаров - брал меня «за шкварник» и разбивал о бетонные стены. Я принимала смерть на руках у Игоря Петренко без лица, но очень красиво.

Страшно было на себя в зеркало смотреть?

Интересно даже! Мы снимали в подвале Академии наук, там церковь рядом с православным приходом, изумительный вид на Москва-реку. Меня загримировали, я выхожу, а там идут женщины со службы. И вот представьте картину: люди выходят из церкви, а им навстречу женщина, вся в кровище, бледная, волосы все залеплены, поллица и уха нет. Удивили мы народ в тот день.

Книгу Головачева «Смерш-2» читали?

Нет.

Не увлекаетесь такого рода литературой?

Скорее нет, чем да. Я люблю психологическую литературу. Милана Кундеру, например.

Как думаете, откуда такое повальное увлечение фэнтези в последние годы?

Мне кажется, что кинематографисты просто очень активно ищут темы для интересных сценариев. Сейчас уже про всё сняли, надо же чем-то удивлять зрителя. «Дневной дозор» открыл эту дверь, и все в нее ринулись. Фэнтези - очень дорогостоящее кино, которое надо серьёзно готовить. Его нужно либо снимать хорошо, либо не снимать совсем.

«СМЕРШ-XXI» имеет шансы стать хорошим фэнтези?

Необычное кино получается. Снимают всё медленно, с толком, с расстановкой. Параллельно я сейчас ещё снимаюсь в двухсерийном фильме для канала «Россия». Там всё кипит: снимают по 12 сцен в день. Когда работаешь в таком ритме, ловишь себя на мысли, что берешь много инициатив: ты и режиссер, и актриса, и гример, и иногда даже оператор. На «СМЕРШ-XXI» приезжаешь - здесь все тихо и спокойно. Снимают одну сцену в день - очень подробно. Я от такого спокойствия не знаю, чем себя занять.

Недавно вышел спектакль «Дождь» в Театральном центре на Страстном с вашим участием.

любовь толкалинаМне очень приятно, что вы об этом знаете. Я с удовольствием про него расскажу. Он поставлен по повести Александра Володина «С любимыми не расставайтесь», это режиссерский дебют актрисы, выпускницы Школы-студии МХАТ Ольги Дубоссарской. Спектакль, как мне кажется, уникальный - в течение второго действия на сцене идет дождь. Режиссер вместе с профессором - физиком - придумали конструкцию, чтобы дождь все время капал. Я сначала думала, что это будут подкреплять фонограммой дождя, но нет - только вода капает, и создается такое потрясающее акустическое звучание. Зритель сидит в зале и звеняще молчит. Для меня это было очень непривычно, потому что в двух других антрепризных спектаклях, где я играю, есть репризы, после которых зал взрывается. Это совершенно точно просчитано независимо от того, как ты играешь. А здесь полтора часа тишины. И главный смысл этого спектакля для меня в том, что удается получить удовольствие на сцене. Режиссер говорит: «Эта сцена может длиться бесконечно, не торопитесь, куда вы торопитесь?!». Эту фразу редко от кого услышишь в наше время. Хочешь - приходи сегодня сыграй так, а завтра иначе. Главное быть подготовленным и абсолютно расслабленным физически. Я очень не люблю играть уставшей. Например, Олег Павлович Табаков говорит, что перед спектаклем надо поспать часок-другой, чтобы быть «огурцом». Ох, как я с ним солидарна!

Вы спите перед спектаклем? А волнение?

Таблетка валидола под язык и вперед. Вообще, поскольку я училась в Институте кинематографии, всё, что касается театра, для меня связано с колоссальными катаклизмами в организме. Перед выходом на сцену, моё сердце прыгает как пинг-понговый шарик, который запустили в лифт.

Каждый раз?

любовь толкалинаКаждый раз! Особенно это происходит, когда сил нет, когда не знаешь, вытянешь ли голосом и все ли выполнишь. Во ВГИКе маленькие аудитории, нас никто не учил голосом брать перспективу театра Российской Армии (смеется). Мне было очень сложно работать там. В итоге я ушла, потому что дискомфорта было больше, чем удовольствия. Я поняла, что просто болею, выхожу на сцену и единственное чего хочу - поскорее убежать. Сейчас я уже по-другому всё воспринимаю. Царствие небесное Петру Александровичу Штейну, который поставил спектакль «Оскар», где я тоже играю. Он меня реанимировал. Просто в какой-то момент я поняла, что режиссер меня обожает и обожает всех вокруг себя и свое дело. Сейчас очень мало режиссеров, которые любят артистов. Они так зашуганы продюсерами, что у них нет возможности выбирать тех, с кем они хотят работать в кино. Если режиссер не любит актрису, то лучше, извините, «полюбить», иначе кина не будет.

Вас, наверное, уже замучили постоянными вопросами о работе с мужем?

У нас с ним договоренность, что я больше у него не снимаюсь. Хотя последний раз с «Консервами», я тоже не должна была играть, нашла актрису. Но картину пролонгировали, и она не смогла - ждала ребенка. В итоге у меня получилась неплохая роль. Когда снималась, думала, как могла отказаться от такой роли. И только мы закончили с «Консервами», звонит мне Валентина Николаевна - наш ассистент по фильму «СМЕРШ-XXI» и говорит мне: «Люба, просто приди, Костя на тебя посмотрит (Максимов - режиссер «СМЕРШ-XXI»)». Егор об этом не узнает». А Егор художественный руководитель фильма. Я пришла, мы провели пробы, и Костя меня утвердил. И это приятно. Вообще быть женой режиссера, особенного известного - дело неблагодарное. Есть режиссеры, которые не снимают своих жен, а все остальные не снимают, потому что боятся. И таких актрис очень много. Так что, не ходите, девушки, замуж за режиссеров. Лучше за операторов или сразу за продюсеров (смеется).

Интервью Людмилы Бешировой


Источник: nashfilm.ru


Поиск в справочнике предприятий

© справочник All-Pages.com