All-Pages.com
Москва
Новости и события
Культура и искусство
Интервью

Александр Балуев: от кино вы когда отдыхаете?
"Звезда" сериалов «Спецназ», «Гибель Империи», «Преступление и наказание» рассказал «Сегодня» о своем отношении к оружию и военной форме, как он отдыхает от кино и почему не прошел по красной дорожке в Каннах.

Александр Балуев родился 6 декабря 1958 г. в Москве.

С первого раза не поступил в театральный институт и до следующих вступительных экзаменов целый год работал помощником осветителя на «Мосфильме». Вторая попытка оказалась более удачной – его зачислили на курс Школы-Студии МХАТ, которую он в 1980 г. успешно закончил. Приглашений в театры было много, но выбор остался за Театром Советской Армии. С 1987 по 1989 – в Театре им. Ермоловой. Сейчас – только в антрепризах. С первой же роли на киноэкране в военной форме - командир пограничного катера в детском фильме «Егорка» (1984). Потом были белые и красные офицеры, спецназовцы и разведчики. В кино уже «дослужился» до генерала – Кодоров в «Миротоворце» (1997), Таманов в «Марш-броске» (2002) и Соболев в «Турецком гамбите» (2005). Но главные успехи и признание в кино связаны с его мирными ролями в фильмах «Жена керасинщика» (1988), «Мусулманин» (1995), «Кризис среднего возраста» (1998), «Затворник» (2001). Слава «накрыла» после голливудского признания – роли в боевиках «The Peacemaker», «Deep Impact», «Proof of Life». Несмотря на свой "звездный" статус, на съемочной площадке доступен всем и и безотказно репетирует даже с массовкой. Женат на польской красавице Марии. Воспитывает 4-летнюю дочь Марию-Анну.

- По тому, как вам идет форма разных армий любых времен создается впечатление, что вы родились в гимнастерке. Список ваших «военных» ролей постоянно пополняется…

- Даже не знаю, как это так получается… Действительно, много таких предложений. Вот только закончились съемки фильма «Экипаж Кандагар». Натуру снимали в пустынях Марокко, а интерьеры и декорации кабины пилотов уже у нас. Режиссерам я уже, наверное, надоел, но они ко мне все равно обращаются, потому что так хотят продюсеры. Ведь продюсеры достают деньги под определенный актерский пасьянс. Может они, мало смотрят кино? (смеется). Вот и получается у меня то одна война, то другая… Видимо, для кинематографа война имеет наиболее насыщенный момент - и сценарный, и характерных проявлений. Страна и война – два понятия, идущих у нас рядом, к сожалению. А почему соглашаюсь? Мне хочется показать отношение людей, форму которых я ношу, ко всему, что они делают: и к выполнению приказа, и к начальству, и к подчиненным, и к самому себе – прежде всего. Считаю, что нашу армию незаслуженно очерняют в некоторых случаях. И если мне удастся на протяжении вот этих военных ролей протянуть свое отношение к войне, то это количество не пропадет зря. А если не получиться, значит, я зря провел эти годы. Что касается моего личного армейского опыта, то я не специалист, не профессионал – как большинство отслужил в свое время срочную службу в Советской Армии. На съемочной площадке всегда есть профессиональный консультант, и я внимательно прислушиваюсь к его рекомендациям.

- И как у вас складываются отношения с оружием?

- Я оружием не увлекаюсь, за новинками не слежу. Ничего в нем не понимаю, не знаю даже как автомат передергивать, пока не покажут. Ну а если по роли приходиться брать в руки оружие – и стреляю, и ножи метаю, как то так получается… У нас же все проще, чем у американцев. Это они стараются делать из своих универсальных солдат. Я посмотрел на них во время этой войны чудовищной в Ираке: ездят на мотоциклах, с каким-то колоссальным вооружением за спиной, антенн восемнадцать у него торчит из головы. Я думаю, вот, одну антенну ему обрежь – и он уже небоеспособен.

- К трюкам и физическим нагрузкам всегда готовы?

- Если бы был не готов физически к таким фильмам, я бы отказывался и не участвовал. У нас же много подготовленных хороших актеров к таким ролям. Но пока я чувствую в себе силы, и мне никто не говорит: «Саня, пора тебе на кабинетную работу». Пока я, наоборот, отказываюсь от кабинетных ролей – сидеть в кресле, давать указания по телефону… Но и рисковать на площадке я не стремлюсь – масса поучительных примеров, в том числе и трагических. В кино есть две разных профессии – каскадеры и актеры, и каждый должен заниматься своим делом. Им не зачем сниматься в «крупняках», а нам не надо выпрыгивать из автомобилей. Ведь кино это такая технология, что зритель никогда не поймет – кто прыгнул на самом деле. Я вообще за то, чтобы на съемках поменьше происходило чего-то экстремального и не запланированного.

- От войны отдыхаете в сериалах?

- Сериал - это тоже работа, порой даже в более жестком режиме, чем на полнометражной картине. Несколько месяцев я провел в Крыму на съемках 16-серийного фильма «Наследство». Там подобралась компания очень сильных, известных актеров и вряд ли у кого-то была мысль отдохнуть на этом сериале. Хотя в Ялте мне было очень комфортно – и жить, и работать.

- Говорят, что вы даже дом себе присматривали на южном берегу Крыма?

-Ну, смотрел кое-что... За последние несколько лет, где мне пришлось побывать – Ялта то место, где мне было наиболее комфортно и работать и проживать. Особенно, когда ко мне приезжала моя семья.

- За «Наследство» вам воевать не приходиться?

- Я играю одного из сыновей-наследников, но мой персонаж из тех, кому в принципе ничего не нужно. И наследство это тоже ему не нужно. Пока жив был его отец он бродил по миру как вольный ветер, не прибиваясь ни к какому берегу. А потом вдруг понял, что дом его здесь и он должен в нем остаться. С ним случается всякое - и запои, и нервные срывы, поэтому негатив присутствует в этом образе. Но самое интересное для меня в этой роли, что будет с героем, когда закончатся эти 16 серий…

- Ну а от кино вы как отдыхаете?

- Я вообще не понимаю, что такое отдых. Для меня, самое лучшее в отдыхе – это то, когда я вообще ничего не делаю. Ведь я устаю не от того, что я снимаюсь, а от того, что вот ЭТО НАДО. От режима «НАДО» - устает психика. И когда порой у меня есть дни или недели, когда ничего не надо делать – я стараюсь отпустить свой мозг и свои желания, как животное: хочу есть - ем, хочу в теннис играть – играю.

- В такие дни желания посмотреть кино не возникает?

- Как нормальный зритель я давно уже не смотрю кино. В этом отношении я урод: вижу не фильм с его сюжетом, а материал – из чего и как это сделано.

- У вас недавно был шанс пройти по красной дорожке на кинофестивале в Каннах, где был представлен фильм «Изгнание» Андрея Звягинцева с вашим участием. Почему отказали себе в этом удовольствии?

- Так сложились обстоятельства, тут нети никаких интриг. Пришлось выбирать между поездкой и работой. Но, в общем-то, обидно, что не довелось. Ну не прошелся я по каннской дорожке - ничего страшного. Надеюсь у меня еще будет повод там появиться.

- Если не в качестве актера, то в составе жюри?

- Судить никогда не буду! Не суди, да не судим будешь! И даже не в этом дело. Просто это настолько субъективное дело: кому-то нравиться, кому-то не нравиться - никто не может найти эту середину. И никогда не смогу взять на себя такую ответственность. Я стараюсь по жизни никого не судить, а в кино тем более.

Львовски Майк


Источник: segodnya.ua


Поиск в справочнике предприятий

© справочник All-Pages.com