All-Pages.com
Москва
Новости и события
Культура и искусство
Актеры театра и кино

Борис Корчевников - блондин в шоколаде..
Кто у нас «блондинка в шоколаде» - вы, конечно, знаете (даже если и знать не желаете). А есть ещё блондины. И тоже, представьте в шоколаде, но только, как оказалось, из другого теста. Один такой как раз недавно приезжал в Псков. Зовут его Борис Корчевников. Родом он, как полагается, из «ящика» (сначала снимался в теленовостях, потом в сериале «Кадетство»), само собой, обожает шоколад («молочный, с орехами и изюмом»), и тоже является иконой… Только не «стиля».

Дело в том, что Борис оказался в Пскове благодаря совместному проекту Псковской епархии и журнала «Фома». Есть в России такой глянцевый «православный журнал для сомневающихся» (я покупаю в церкви Михаила и Гавриила Архангелов). В январе там опубликовали интервью под названием «Борис Корчевников: детство, которое заканчивается». И пошло-поехало. Пока не доехало до Пскова.

«А мне интересно, какая у него тачка», - прошептал кто-то за моей спиной, пока Борис выходил к доске 63 аудитории Псковского педагогического университета. «А какие Вам нравятся девушки?», «А какой Вы любите шоколад?», «А что Вы делаете сегодня вечером?????», «А Вы со мной сфотографируетесь?» и, наконец, «Ты – лапуля, позвони мне!». Сценарий этой встречи писАли сами студенты, передавая по рядам записочки («Борис, а почему Вы игнорируете листочки розового цвета? Это уже третий…»). Всё ж таки люди у нас продвинутые, телевизор смотрят регулярно, а значит, с медиаперсонами накоротке и, что называется, «в теме».

Что из этого получилось – попробую изобразить, предлагая вашему вниманию избранные цитаты из двухчасового диалога, изукрашенного нарисованными от руки сердечками, приколотыми к запискам эмо-значками и даже мудрёными терминами, кажется, из высшей математики. В общем, я добросовестно извлекла для вас из этого молочного шоколада весь изюм. Без эмульгаторов с ароматизаторами вышло, разумеется, не так вкусно, как было на самом деле (в оригинале Борис настолько артистичен и остроумен, что даже пришедший с ним батюшка Андрей Таскаев то и дело сотрясался от смеха, подпирая боковую стеночку). Зато питательно. Итак,

- Борис, по образованию, вы журналист. Занятие журналистикой разве не противоречит христианской морали? Вам не приходится идти на сделки с совестью, когда вы работаете над своими репортажами?

- Да нет, не приходится. Я понимаю, что современная журналистика лезет в самые интимные уголки человеческой жизни, и мне тоже доводилось это делать, потому что главная задача репортёрства – вытащить жизнь в самом жизненном её проявлении… Но я всегда себя спрашиваю: этим я сделаю человеку хуже или лучше? Был такой великий проповедник 20 века – митрополит Антоний Сурожский. Так вот, он говорил, что в каждом человеке надо стараться увидеть икону. Каждый человек – это икона! Иногда приходится, как это делают реставраторы, снимать слой за слоем, чтобы увидеть хоть краешек самого первого – аутентичного. А если икона осквернена, покорёжена – это должно вызывать в нас только сострадание к человеку, но ни в коем случае не осуждение. Как репортёр я часто попадал в ситуации, когда какой-то человек на несколько часов становится твоим заданием. И я всегда старался увидеть в нём икону. В этом смысле профессия журналиста даёт ТАКУЮ возможность признания в любви к ЧЕЛОВЕКУ!.. Иногда говорят: «Я пошёл в журналистику, потому что я умею писать». Нет, там другой должен быть посыл. Научиться писать совсем не сложно. Это такая профессия – которая делается вот здесь (показывает на сердце).

- Борис, почему так: вот всё время стараешься-стараешься жить как должно, а ничего не получается. Раз – не получается, два – не получается. И когда это происходит постоянно, изо дня в день, поневоле начинаешь задумываться: а есть ли Бог?

- Да, это правда, когда никак не добиться своего – так можно и разувериться: «Бог, я же тебя просил, ну же! Чё ты? Дай!». Зайду издалека. Есть много разных религий, и все они проповедуют разное. Чем отличается православие? По-моему, оно сводится к одной очень простой фразе: Бог есть любовь. Ну и всё, и больше ничего. Значит, что бы ты ни делал – ты делаешь либо от любви, либо от её отсутствия. Однажды я узнал, что английское слово freedom и немецкое Frei|heit восходят к древнесанскритскому слову, которое означало «любить» и «быть любимым». Меня поразило, насколько точно носители этого древнего языка понимали, что такое любовь. Ведь любовь – это свобода. Прежде всего, от самого себя – от своих желаний, хотений. Знаете, есть такие журнальчики – «Cool», «Yes!»… Когда я снимался в сериале «Кадетство», то по контракту мне часто приходилось отвечать на вопросы их читателей, типа: «Синицын, скажи: вот мой парень меня не понимает – что мне делать?». «Совет кадета Синицына»: хм-хм… Если серьёзно, в этом вопросе так и сквозит: «я его люблю, но хочу, чтоб было по-моему». К любви это не имеет никакого отношения… Я предупреждал, что пойду издалека? Ну так вот. Что же делать, когда никак не получается добиться своего? Мне кажется, ошибка в том, что мы добиваемся чего-то только для себя и просим у Бога для себя. А ведь в главной молитве «Отче наш, иже еси на небесех…» есть такая ключевая фраза: «Да будет воля Твоя». В этом всё дело. Пока мы хотим чего-то для себя, мы несвободны и вечно чем-то недовольны. Желайте для других – и всё у вас получится. А обращаясь к Богу, просите его для себя только об одном: «Ты в меня дуй, а я буду парусом – куда понесёт, туда и понесёт». Это очень сложно, но когда я каждое утро и каждый вечер читаю «Отче наш», то стараюсь произносить её именно с такими мыслями.

- Борис, считаете ли вы современную молодёжь духовной?

- Нет, не считаю. Я вообще не люблю слово «духовность». Потому что не очень понимаю что за ним стоит. Как-то оно так звучит… Слишком общо. Точно так же я не люблю слово «молодёжь». Кто это - молодёжь? Есть конкретные люди, нет никакой общей массы – «молодёжь». И в каждом конкретном человеке, как я уже говорил, надо постараться увидеть икону. В молодом человеке её просто гораздо легче разглядеть. Она более явная.

- Что Вы цените в человеке больше всего?

- Оценивать людей по-настоящему мне, как ни странно, очень помогла моя теперешняя актерская профессия. В этой профессии тоньше чувствуешь фальшь. Сразу видно: играешь ты или живёшь по-настоящему. Я эту привычку – улавливать фальшь - в себе натренировал и продолжаю совершенствовать. Поэтому больше всего я ценю в людях какую-то максимальную настоящесть. Умение быть собой – искренним, простым.

- Когда ты найдёшь свою половину, будешь ли венчаться в церкви?

- Я отношусь к венчанию в церкви как к единственно возможному для себя способу завязать серьёзные отношения с человеком противоположного пола. Меня часто спрашивают: «что вы думаете про гражданский брак?». Я вообще не очень понимаю, что это такое – «гражданский брак». По сути это когда мужчина и женщина сожительствуют. Но ведь это нарушение даже гражданского закона, потому что такой брак даже в гражданских учреждениях не зарегистрирован. Лично для меня гражданский брак – это самая большая бессмыслица какая может быть на свете. Ведь когда люди венчаются, то они дают друг другу обещание: «С сегодняшнего дня я буду любить тебя и заботиться о тебе, что бы со мной ни происходило». Потому что человек переменчив. Сегодня ты мне нравишься, а завтра… понравишься чуть меньше. Но если я пообещал, что буду в ответе за тебя, то в этих отношениях появляется смысл. Тогда они будут по-настоящему свободны. Потому что любовь – это свобода, счастье… и крест. Конечно, крест, но также единственный возможный путь к Богу. Ведь в любви мы отказываемся от себя ради друг друга. А что такое гражданский брак? Мы вроде как вместе. Но ответственности друг за друга не несём. «Мы же и так любим друг друга. Зачем нам эта печать в паспорте – глупость какая!» Но в том-то и дело, что иногда для того, чтобы доказать свою любовь, надо совершать и «глупости». А если человек не способен даже на такой простой шаг как обвенчаться, то как можно говорить, что он способен на любовь? Это же так просто - прийти и обвенчаться! Раз любишь – то докажи делом! А ещё – и это самое важное! - в гражданском браке нет мужчины. Потому что мужчина – это тот, кто берёт на себя ответственность, а ответственности в гражданском браке как раз таки и не существует. Так что это абсолютно холостая штука.

- Вы согласны, что вера в неземные цивилизации противоречит вере в Бога?


- Не-ет! Почему? Если у нас на одной планете Земля столько разных цивилизаций! Я был в Анголе, в чёрной Африке, - это как на другой планете. Я был в Антарктиде… Думаю, проявления Божьей любви, каковыми мы все являемся, бесконечно разнообразны. Так что всё возможно. В том числе, и присутствие Бога не только на нашей Земле, но и на других планетах.

- Расстояние разрушает любовь или укрепляет?


- Я думаю, что расстояние… расстояние… Укрепляет? (зал согласно загудел) Укрепляет! А на самом деле… Во-первых, на расстоянии любить легче, чем вблизи. Помните, как в фильме «Ирония судьбы»? «Как подумаю, что она каждый день будет мелькать у меня перед глазами - туда-сюда, туда-сюда…». Ведь любовь – это не только радость свободы, но и боль... Христос тоже страдал. Поэтому… расстояние, конечно же, любовь не укрепляет. Но придаёт ей некую стабильность. Ты начинаешь скучать по любимому человеку. А укрепляется любовь в совместных делах. В таких… бытовых делах, когда вы всё время вместе и занимаетесь всякими скучными вещами. Вот ты в таких условиях попробуй отдавать себя всего любимому человеку! Вот ты за ежедневной суетой попробуй не привыкнуть! И каждый день просыпаться и засыпать вместе с любимым человеком как в первый раз! Вот это, по-моему, значительно сложнее, чем любить на расстоянии. На расстоянии многое непонятно.

- А вы страдали от любви?

- Да, но страдаешь-то чаще всего не от любви к другому человеку, а… правильно меня поймите! - от любви к себе, что не получается по-твоему - от уязвлённого самолюбия. Так что, как я теперь погляжу, все мои страдания в том опыте, которые я переживал с женщинами, были только от того, что мы, любя друг друга, продолжали слишком сильно любить себя.

- Была ли у вас безответная любовь?


- Безответная? Былаааа…

- Сейчас появилось много книг, в которых авторы по-своему толкуют веру в Бога. Например, Пауло Коэльо. Как ты к этому относишься?

- Хорошо. Я думаю, это Бог позволяет им так себя трактовать. Он же не идол. Каждый из нас, находящихся здесь, уже пережил или ещё только готовится пережить встречу с Богом как-то очень по-своему. Этим Он и велик.

- Опа! Я сначала прочитал подпись: «Депресняк». А вот сам вопрос: «У вас когда-нибудь была депрессия? Если да, то как вы с ней справлялись?»

- Есть много способов. Очень помогает работа, но не преодолеть, а отвлечься от депрессии. Раньше, до моего прихода в Церковь, депрессии у меня случались часто. Ведь что такое депрессия? – это когда мы не понимаем зачем всё это. Что тебе надо от этого мира и чего этому миру надо от тебя? Такое состояние я называю отслоением от жизни. Потому что жизнь вокруг продолжает течь, а я остановился, расслоился. Мы же все как Вавилон. И потому что жизнь такая, и потому что вокруг слишком много информации. Мы раздроблены, и только Церковь возвращает нам цельность. Ведь что такое цельность - это устремлённость к цели. Благодаря чему обретаешь присутствие в этой жизни - здесь и сейчас. Начинаешь жить в сегодняшнем дне, а не завтра-послезавтра. Потому что Бог – он всегда здесь и сейчас. И во всём. А когда у тебя есть цель, когда ты знаешь зачем ты живёшь и чувствуешь своё присутствие в сегодняшнем дне, депрессии быть не может.

- Как убедить другого человека, что надо быть с Богом?

- Мне кажется, что нет более убедительного довода, чем пример нашей с вами жизни. Один мой знакомый священник рассказывал, как спросил у некоего атеиста, почему тот не верит. Атеист говорит: «А зачем? У меня соседи верующие, и я каждое утро просыпаюсь оттого, что они начинают орать друг на друга, а каждый вечер засыпаю под бой посуды в их квартире. Зачем мне религия кошки и собаки?». Вот и митрополит Антоний Сурожский о том же. Он утверждал, что люди мало обращаются к вере именно из-за нас, верующих. Посмотришь на некоторых верующих – они угрюмые какие-то, безрадостные. Нет в них ничего такого, что могло бы увлечь, заразить. Я читал, что на заре христианства многие обращались к Вере не только потому, что Бог являл много чудес, но ещё и потому, что первые христиане были лучшими людьми своего времени. Это были ТАКИЕ заразительно хорошие люди, в них было СТОЛЬКО любви, что всем просто-напросто хотелось быть на них похожими! Это главный довод. Ни один человек ни за что не обратится в православие, если хотя бы один раз не увидит на лице верующего сияние вечной жизни! Так говорил митрополит Сурожский. А сами по себе слова ничего не значат. Пример – сериал «Кадетство». Там нигде нет ни слова о Боге. Но в этом сериале именно тот уклад жизни и такие взаимоотношения между людьми, какие бывают в обществе где есть Бог!

- В жизни Вы такой же искренний и ответственный, как кадет Синицын?

- Не знаю, вам виднее. Ну раз режиссёр утвердил меня на эту роль, наверное, он что-то эдакое во мне разглядел. А в жизни я такой, как сейчас с вами.

Записала Ольга Миронович, фото автора


Источник: sterhmedia.ru


Поиск в справочнике предприятий

© справочник All-Pages.com